Casino: Love and Honor in Las Vegas

Casino: Love and Honor in Las Vegas (ISBN 0684808323) is a 1995 non-fiction book by crime reporter Nicholas Pileggi that depicts the story of the alliance of Mafia mobsters Lefty Rosenthal and Tony Spilotro and their exploits working in Mafia controlled casinos in Las Vegas.

Casino covers the period through the seventies to early eighties when the Mafia controlled certain Las Vegas casinos. Pileggi focuses on the story of Frank „Lefty“ Rosenthal, a Chicago bookmaker working for organized crime, and his friend, partner and also Mafia member, Anthony Spilotro. Rosenthal supervises the casino operations, while Spilotro provides protection, security and also masterminds jewelry raids that lead to his crew being nicknamed the Hole in the Wall Gang.

The book is the basis for the Academy Award-nominated film Casino (1995) directed by Martin Scorsese. The screenplay for Casino was by Pileggi and Scorsese. Although Pileggi had already written the book and wanted it published in advance of the film version, Scorsese persuaded him to forgo the usual chronology and to release the book after the film.

The two main protagonists/antagonists of Rosenthal and Spilotro were portrayed as Ace Rothstein and Nicky Santoro by Robert De Niro and Joe Pesci. Sharon Stone, playing Rothstein’s wife, Ginger, was nominated for the Academy Award for Best Actress (lost to Susan Sarandon).

Charles L. Brieant

Charles LaMonte Brieant, Jr., (March 13, 1923 – July 20, 2008) was a United States federal judge.

Born 1923 in Ossining, New York, Brieant was in the United States Army Air Corps during World War II, from 1943 to 1946, and then received a B.A. from Columbia University in 1947, and an LL.B. from Columbia Law School in 1949. He was in private practice in White Plains, New York, from 1949 to 1971. While practicing, Brieant served as Water Commissioner for Ossining from 1949 to 1951, at which point he was elected Town Justice. He went on to serve as Village Attorney for Briarcliff Manor (1958–1959), Special Assistant District Attorney for Westchester County (1958–1959) and a Town Supervisor of Ossining (1960–1963). He was elected to the Westchester County Legislature in 1970.

On June 24, 1971, President Richard Nixon nominated Brieant to a seat on the United States District Court for the Southern District of New York vacated by John F. McGohey. Brieant was confirmed by the United States Senate on July 29, 1971, and received his commission the same day. He served as Chief Judge for the Southern District from 1986 to 1993, replacing Constance Baker Motley, who assumed senior status. In the late 1980s, he was sent a box of chocolates anonymously. His wife ate several of the candies, and became violently ill. Investigation determined that the chocolates had been sent by John Buettner-Janusch, the former chairman of the New York University (NYU) Anthropology Department, who had been sentenced to prison by Judge Brieant after being convicted of making illegal drugs. Buettner-Janusch was convicted of attempted murder.

Brieant was known as „Charlie“ by his close friends and colleagues. He was also renowned by members of the bar for his Rollie Fingers-style mustache. For many years, Brieant displayed in his judicial chambers a painted portrait of Judge Martin Manton, a former Chief Judge of the Second Circuit who was convicted and imprisoned for accepting bribes from litigants. When asked why he had rescued the portrait of the disgraced Manton from obscurity and given it a prominent place in his chambers, Brieant would tell visitors that the painting was a reminder of the fallibility of judges.

Brieant took senior status on May 31, 2007, serving in that capacity until his death. Judge Brieant died on July 20, 2008. The federal courthouse in White Plains, New York, where Brieant sat for the last several years of his judicial career, was thereafter renamed the Charles L. Brieant United States Courthouse in his honor.

Автобиография йога

документальная проза, эзотерика, философия, религиоведение

Парамаханса Йогананда

английский

1946

«Общество самореализации»

Автобиография йога (англ. Autobiography of a Yogi) — это автобиографическое литературное произведение, написанное известным йогином Парамаханса Йоганандой (5 января 1893 — 7 марта 1952) в 1946 г. Именно эта книга впервые познакомила многих жителей Запада с такими явлениями, как медитация и йога. «Обществом самореализации», которое является официальным издателем данной книги, был осуществлён перевод «Автобиографии йога» на 28 языков. Впоследствии члены данного общества сделали следующее заявление: «Спустя годы тысячи читателей превратились в миллионы, а всеобщая неугасающая привлекательность „Автобиографии йога“ становится всё более и более очевидной. Эта книга продолжает появляться в списках духовных бестселлеров, книг-вдохновителей 60 лет спустя с того момента, когда она была издана впервые — это редкий феномен!»

В данной книге описываются поиски гуру Йогананды, а также его встречи с ведущими духовными фигурами, такими как Тереза Ньюмен, индуистская святая Шри Анандамойи Ма, Мохандас Ганди, Рабиндранат Тагор, получивший Нобелевскую премию физик Сэр Ч. В. Раман, знаменитый американский ботаник Лютер Бёрбанк, которому, собственно, и посвящена эта книга.

Предисловие написано известным антропологом и востоковедом, доктором Уолтером Эвансом-Венцем, автором таких работ, как «Тибетская Книга мёртвых» (перевод), «Великий тибетский йог Миларепа» и др. Ниже приведён фрагмент предисловия:

«Являясь повествованием человека, своими глазами запечатлевшего незаурядный образ жизни и могущество современных индуистских святых, этот литературный труд имеет важное значение как для тех, кто читает его в наши дни, так и для читателей последующих поколений. Пусть всякий, кто возьмёт эту книгу в свои руки, воздаст должное почтение и благодарность её блестящему автору, повстречаться и пообщаться с которым я имел удовольствие как в Индии, так и в Америке. Его автобиография является одним из самых необычных литературных произведений среди тех, что были опубликованы на Западе. Она очень точно передаёт глубины духовного богатства Индии, ума и сердца индуизма.»

К изданию в честь пятидесятилетнего юбилея «Автобиографии йога», доктор Роберт Мюллер, бывший помощник Генерального секретаря и канцлер ООН, дополнил предисловие к книге. Ниже приведён отрывок высказанных им мыслей:

«По случаю пятидесятилетнего юбилея книги Парамахансы Йогананды „Автобиография йога“, я присоединяюсь к миллионам её читателей во всех уголках мира, празднуя вечное триумфальное послание этого, ставшего классикой, высоконравственного литературного произведения. С каждой страницы, из каждого случая, записанного этим великим духовным учителем, из тех возвышенных мыслей и опыта, который он разделил с нами, каждый человек неизбежно приходит к заключению, что среди всех измерений жизни именно духовное измерение является наивысшим, наиглубочайшим, всеобъемлющим и всеобъединяющим измерением. Эта книга — настоящий посланник света, прославляющий вечные идеалы, которые всегда были нашим надёжным путеводителем по жизненному пути.»

«Автобиография йога» — самая популярная книга Йогананды. В 1999 г. группой специалистов-теологов и духовных светил, собранных издательской компанией HarperCollins (Харпер-Коллинз), она была признана одной из «100 наиболее важных книг духовной тематики XX века».

Йогананде удалось повстречаться с большим количеством величайших мудрецов Индии. Книга «Межда: семья и ранняя жизнь Парамаханса Йогананды», написанная его младшим братом Санандой Лал Гхошем, проливает свет на глубину духовных достижений Йогананды до того, как он окончил среднюю школу и начал обучаться у своего гуру, Шри Юктешвара. Йогананда повествует о своём духовном опыте и встречах с индийскими святыми, которые начались, когда он был совсем ещё мальчиком.

Будучи авторитетным руководством по духовным основам йоги (а не просто справочником по позам хатха-йоги, столь известным сегодня на Западе), данная книга является не столько хроникой, освещающей жизнь Йогананды год за годом, сколько исследованием медитации и йоги, а также описанием святых, которые оказали серьёзное влияние на жизнь Парамахансаджи.

На протяжении всей «Автобиографии йога» освещается история о встрече и взаимоотношениях Йогананды и его гуру Шри Юктешвара, равно как и важность отношений учителя-ученика в целом. Глава «Годы в доме учителя» является самой длинной в книге. То, что Йогананда придавал этим отношениям большое значение видно уже из первого абзаца его автобиографии:

Испокон веков характерными чертами индийской культуры были поиски конечных истин и сопутствующие этому взаимоотношения между учеником и гуру. Мой собственный путь привёл меня к Христоподобному святому, чья жизнь является памятником на века. Он был одним из великих учителей, составляющих истинное богатство Индии. Являясь в каждом поколении, они служили своей стране надёжной защитой от участи Вавилона и Египта.

Йогананда открыто пишет о своём зародившемся в самом детстве сильном желании узнать о том, что лежит по ту сторону жизни и смерти. Будучи ребёнком, он спрашивал, «Что скрывается за тьмой закрытых глаз?» Когда ему было всего 11 лет, его мать, к которой он был сильно привязан, умерла. Это значительно усилило его попытки отыскать Бога. Йогананда говорил, что он любил мать «как своего самого дорогого друга на земле»: «Её милосердные чёрные глаза были моим убежищем в моменты трагических событий детства.» Позднее Йогананда утверждал, что Бог, представая перед ним в образе Божественной Матери, сказал ему: «Это я наблюдала за тобой жизнь за жизнью, сквозь нежность многих матерей. Увидь в Моём взгляде чёрные глаза, утраченные красивые глаза, которые ты так рьяно искал!»

Будучи ещё учеником средней школы, Йогананда вместе с тремя друзьями попытался сбежать из дома и отыскать среди гималайских гор своего долгожданного гуру. Но лишь после окончания средней школы, которую Парамахансаджи пообещал закончить своему отцу, Йогананда встретил Свами Шри Юктешвара Гири.

Лахири Махасая был духовным учителем родителей Йогананды, а также учителем Шри Юктешвара, гуру Йогананды. В возрасте восьми лет Йогананда был мгновенно излечен от холеры после того, как его мать настояла на том, чтобы он обратился с молитвой к Лахири Махасая. Начиная с 31 главы своей автобиографии, Йогананда потратил пять глав на то, чтобы рассказать о жизни Лахири Махасая и его гуру, Махаватара Бабаджи. Опираясь на истории и биографические факты, собранные у разных учеников Лахири Махасая (в том числе у его жены) в ходе путешествия обратно в Индию в 1935 г., а также при помощи своих собственных свидетельств, Йогананда отдаёт должное трём личностям и утверждает, что их влияние на него неотделимо от его собственной жизни и исповедуемого им учения: Махаватару Бабаджи, его главному ученику Лахири Махасая и Шри Юктешвару, гуру Йогананды.

Длительные поиски гуру закончились для Йогананды, когда он встретил Шри Юктешвара. Несмотря на то, что Йогананда приводит в своей книге описания большого количества святых и чудотворцев, его отношения с Шри Юктешваром были уникальны по своей сути. Йогананда провёл несколько лет вместе с Шри Юктешваром, подготавливаясь к осуществлению своей главной миссии — распространению учения йоги на Западе. Мудрость Шри Юктешвара и многие из тех духовных уроков, которые Йогананда получил у стоп своего гуру, описаны в главе «Годы в доме учителя». Гуру также даровал Парамахансаджи опыт самадхи, являющегося основной целью йоги, что запечатлено в главе «Опыт космического сознания».

Йогананда объясняет значимость своих отношений с Шри Юктешваром и вечных узах, связывающих гуру и ученика:

Я молча кинулся обратно, и в мгновение ока достиг той же самой узкой улочки, обнаружив спокойную фигуру, степенно смотрящую в мою сторону. Несколько быстрых шагов — и я у его стоп.

«Гурудев!» Этот божественный лик был именно тем, который я созерцал в тысячах видений. Эти безмятежные глаза, львиная голова с остроконечной бородкой и волнистыми волосами проглядывали сквозь тьму ночных мечтаний, неся не вполне понятное обещание.

«О мой родной, ты пришёл ко мне!» — вновь и вновь повторял он на бенгали, голос его дрожал от счастья. «Как много лет я ждал тебя!»

Мы слились в молчании, слова казались излишними. Красноречие беззвучной песней текло от сердца учителя к сердцу ученика. Безошибочная интуиция говорила, что гуру знает Бога и поведёт меня к Нему. Всё туманное в этой жизни рассеялось в хрупкой заре воспоминаний прежней жизни. Волнующий момент! В нём слились сцены прошлого, настоящего и будущего, поочерёдно сменяющие друг друга. Не первое солнце заставало меня у этих святых стоп!

Затем Йогананда провёл почти все десять лет под строгим руководством своего гуру. Отрывки из главы 12, «Годы в доме учителя»:

Дисциплина была для меня не нова: дома отец был строг, Ананта часто суров. Но воспитание Шри Юктешвара можно охарактеризовать не иначе как жесткое. Сторонник совершенства, учитель был весьма строг к чела, как в важных вопросах, так и в тонких нюансах повседневного поведения.

«„Если тебе не нравятся мои слова, ты волен уйти в любое время, — заявлял учитель. — Мне ничего не надо от тебя, кроме улучшения. Оставайся лишь в том случае, если чувствуешь, что это приносит пользу.“

»«Я строг к тем, кто приходит учиться, — говорил он мне. — Это мой метод. Принимай его или нет. Я никогда не иду на компромисс. Но ты будешь гораздо мягче к своим ученикам; это твой метод. Я стараюсь очистить учеников только огнём суровости, опаляющим зачастую сверх обычной терпимости. Мягкий подход любви также преобразует. Жёсткие и мягкие методы равно эффективны, если используются мудро. Ты отправишься в другие страны, где резкие нападки на эго не воспринимаются. Учитель не сможет нести весть Индии на Запад, не запасшись достаточным терпением и снисходительностью.» Не могу и счесть, как часто в Америке я вспоминал его слова!

Гуру очень неохотно говорил о сверхфизических сферах. Его единственной «чудесной» аурой была аура совершенной простоты. В разговоре он избегал упоминаний о чем-либо поразительном; в поступках же он свободно выражал себя. Другие учителя много толковали о чудесах, но не могли ничего проявить. Шри Юктешвар редко упоминал о тонких законах, господствующих в мире, но тайно оперировал ими по собственной воле.

Крия-йога — это особая медитативная техника, о которой идёт речь на протяжении всей автобиографии Йогананды. В главе 26 Йогананда пишет: «Крия — древнее учение. Лахири Махасая получил его от своего великого гуру Бабаджи, вновь открывшего и очистившего эту технику после того, как её утратили в тёмные века. Бабаджи назвал её заново просто крия-йога.» В главе 4 приводится цитата Лахири Махасая, касающаяся Крии: «Эта техника не может быть спрятана в переплёт книги, отложена и забыта, подобно теоретическим идеям. Неустанно следуйте своим путём к освобождению через крия, чья сила кроется в практике.»

В главе 26 Йогананда продолжает свою мысль:

Крия-йога — это простой психофизиологический метод, благодаря которому кровь человека освобождается от углекислоты и обогащается кислородом. Атомы этого избыточного количества кислорода преобразуются в жизненный ток, что омолаживает мозг и спинальные центры. Тормозя процесс образования венозной крови, йог в состоянии затормозить или предотвратить разложение тканей. Развитый йог преобразует свои клетки в чистую энергию. Илия, Иисус, Кабир и другие пророки в прошлом были мастерами в применении крии или какого-то сходного метода, благодаря которому они по своей воле заставляли своё тело материализоваться и дематериализоваться.

«Крия-йога, которую я даю миру через тебя в этом, девятнадцатом, веке, — сказал Бабаджи Лахири Махасая, — это возрождение того же учения, что тысячелетия назад дал Кришна Арджуне, оно же позже было известно Патанджали и Христу с Его учениками.»

Крия-йога дважды упоминается величайшим пророком Индии Господом Кришной в Бхавагадгите: «Можно жертвовать в пране апану иль, напротив, в апане — прану: так, дыханий пути преграждая, пранаяму аскеты свершают.» Комментарий этой строфы таков: «Йог задерживает разложение своего тела пополнением праны (жизненной силы), а отрицательные изменения в теле сдерживаются апаной (выделение), то есть нейтрализуя разложение и развитие благодаря успокоению сердца, йог научается контролировать жизненные процессы.»

Около 20 глав автобиографии Йогананды в явной форме содержат описания тех или иных чудес. Глава 30, носящая название «Закон чудес», представляет собой попытку научного объяснения чудесных сил святых и вечной связи между Богом, человеческой жизнью, религией и наукой.

По поводу зачарованности чудесами и теми, кто заявляет об обладании чудотворными силами, Йогананда в конце 35 главы цитирует слова Лахири Махасаи:

Относительно же чудес Лахири Махасая часто говорил: «Действие тонких, неизвестных людям законов вообще не следует публично обсуждать или публиковать без должного объяснения». Если на этих страницах я как будто пренебрёг этими предостережениями, то это потому, что он дал мне в этом отношении внутреннюю уверенность. Однако я опускаю описания множества чудесных случаев из жизни Бабаджи, Лахири Махасая и Шри Юктешвара. К тому же я едва бы смог включить эти необыкновенные истории, не написав и целого тома труднодоступных для понимания философских пояснений.

В 1915 году Йогананда стал монахом ветви Гири ордена Свами. В 1917 году, последовав совету своего гуру, гласившего «Помни, что тот, кто отказывается от обычных мирских обязанностей, может оправдать себя только взяв ответственность за ещё большую семью», Йогананда основал школу для мальчиков в Дихике, в которой обучалось всего семь детей. Относительно образования он говорил:

Идея об идеале правильного образования для подростков всегда была очень близка моему сердцу. Я отчётливо видел бесплодность результатов обычного обучения, нацеленного только на развитие тела и интеллекта.

В главе 37 «Я еду в Америку» Йогананда приводит описание видения, из которого он понял, что «Бог зовёт его в Америку». Он быстро собрал преподавательский состав школы и передал им новость о том, что он едет в Америку. Через несколько часов он уже был в поезде, направлявшемся в Калькутту.

Когда из Индии внезапно пришло приглашение выступить в качестве делегата из Индии на религиозной конференции в Бостоне, Йогананда разыскал своего гуру, чтобы спросить, стоил ли ему туда ехать. Ответ гуру был прост: «Все двери открыты для тебя. Сейчас или никогда.» Йогананда получил деньги на поездку у своего отца, который сказал ему: «Я даю тебе эти деньги не как отец, а как преданный ученик Лахири Махасая. Езжай в те далёкие западные земли, распространяй там лишённое догматов драгоценное учение крия йоги.»

Йогананде было 27 лет, когда он уехал из Индии в город Спарта, расположенный рядом с Бостоном 6 октября 1920. После окончания Первой мировой войны это было первое пассажирское судно, направлявшееся в Америку. Парамахансаджи остался жить в США, лишь однажды ненадолго вернувшись в Индию в ходе своего годового путешествия по Европе и Святой земле в 1935—1936 годах.

Издания Автобиографии йоги, находящиеся в продаже по состоянию на апрель 2012 г.

Издательством «Общество самореализации» «Автобиография йога» была переведена на 28 языков. На текущий момент она доступна на 22 языках:

Названия глав в официальном переводе на русский язык:

После написания «Автобиографии йога» было опубликовано большое количество переизданий этой книги. Существует семь изданий, переработанных «Обществом самореализации» с учётом определённых поправок, о внесении которых Йогананда перед смертью попросил редакторов «Общества самореализации». Первые три издания «Автобиографию йога» были опубликованы в 1946, 1949 и 1951 годах при жизни Йогананды. 4-7 издания были опубликованы в 1952, 1953, 1954 и 1956 годах. Внесение изменений и дополнений, а также удаление ненужных фрагментов было осуществлено по просьбе Йогананды.

Издания 1946—1952 годов были опубликованы без защиты авторского права «Философской библиотекой». В седьмом издании в примечании издателя указано, что, по техническим причинам, поправки, внесённые Йоганандой в 1951 году, не появятся в четвёртом издании 1952 года.

Согласно «Авторским правкам и пожеланиям относительно последующих изданий „Автобиографии йога“», доступным для прочтения на веб-сайте «Общества самореализации», посвящённом 60-летию книги:

«При жизни Парамахансаджи были опубликованы три издания его автобиографии. В третье издание, вышедшее в 1951 году, он внёс значительные изменения: тщательно пересмотрел содержание текста, удалил несколько фрагментов, подкрепил некоторые пункты и добавил новую, заключительную главу — „Годы 1940—1951“ (одна из самых длинных глав в книге). Часть дальнейших изменений, внесённых им после третьего издания, невозможно было добавить в книгу до момента выхода седьмого издания в 1956 г. Изменения, вносившиеся с 1956 году, состояли из того, что любой издатель обычно делает в ходе редакторских правок в последующих изданиях книги, которая остаётся в печати на протяжении нескольких десятилетий.»

Кроме того, к седьмому изданию было приложено следующее примечание издателя:

«В этом американском издании 1956 года содержатся поправки, внесённые Парамахансой Йоганандой в 1949 году для лондонского (английского) издания, а также дополнительные поправки автора за 1951 год. В „Примечании к лондонскому изданию“, датированному 25 октября 1949 года, Парамаханса Йогананда написал»:

Подготовка лондонского издания предоставила мне возможность пересмотреть и немного расширить содержание книги. Помимо нового материала в последней главе, я добавил несколько примечаний, в которых я ответил на вопросы, присланные мне читателями американского издания.

Ещё один отрывок из того же примечания издателя:

«Более поздние поправки, внесённые автором в 1951 г., должны были появиться в четвёртом американском издании (1952 г.). На тот момент права на „Автобиографию йога“ были переданы „Нью-йоркскому издательскому дому“. В 1946 г. в Нью-Йорке все страницы книги были переведены в гальваностереотипы. Вследствие этого, для того, чтобы вставить даже одну запятую, каждую страницу было необходимо разрезать и перепаять, лишь затем добавив новую строку, содержащую нужную запятую. По причине затрат на перепайку большого количества гальваностереотипов, члены „Нью-йоркского издательскго дома“ решили не включать в четвёртое издание авторские правки за 1951 г.»

«В конце 1953 г. „Общество самореализации“ выкупило у „Нью-Йоркского издательского дома“ все права на „Автобиографию йога“. „Общество самореализации“ перепечатало книгу в 1954 и 1955 гг. (пятое и шестое издания); но в течение тех двух лет, по причине загруженности другими делами, у „Общества самореализации“ не было возможности взяться за трудную задачу по включению авторских правок в гальваностереотипы. Однако, к моменту выхода седьмого издания работа была завершена.»

Поздние издания, начиная с 1956 г., четыре года спустя после смерти Йогананды, для части читателей являются предметом спора. Спор вызван двумя основными проблемами: 1) правомерность изменения написания имени Йогананды; 2) сохранность авторского текста Йогананды, принимая во внимание многочисленные правки, внесённые с 1952 по 1958 гг. «Общество самореализации» утверждает, что это правки, внесённые самим Йоганандой. Однако, некоторые люди сомневаются в том, что Йогананда действительно доверял редакторам «Общества самореализации».

Среди изменений, внесённых Йоганандой, можно отметить (1) редактирование стихотворения «Самадхи»; (2) Удаление двух стихотворений («Бог, Бог, Бог» и «Беззвучный гул»); (3) добавление многочисленных примечаний; (4) редактирование большого количества фрагментов текста. Йогананда написал примечание, касающееся его правок для издания 1951 г.

Относительно изменения написания имени Йогананды, следует отметить, что в индийской традиции широко используются оба варианта: как «Парамханса», так и «Парамаханса». Это обычная проблема, возникающая при транслитерации санскритских слов в более редуцированный латинский алфавит. В данном случае противники добавления лишней буквы «а» утверждают, что этот звук не слышен при произнесении слова «Парамаханса», следовательно правильным вариантом написания является «Парамханса». Сторонники лишней «а» указывают на то, что «а» озвучивается при произнесении слова «Парамаханса», и что добавленная «а» меняет значение слова. В ранних изданиях «Автобиографии йога» автору было дано имя „Парамханса, “ что отображает характерный для Бенгали пропуск немой или околонемой «а» при написании. Для того, чтобы гарантировать передачу значения этого ведического титула, в поздних изданиях была использована стандартная санскритская транслитерация: имя «Парамаханса» образовано путём сложения двух слов: «парама» — «верховный или высший» и ханса — «лебедь», то есть тот, кто достиг наивысшего уровня реализации своего Божественного «Я» и единства этого «Я» с духом.

Кроме того, существует большое количество схем латинизации, вследствие чего оба варианта написания считаются приемлемыми, равно как и ещё одна версия — «Парамахамса», в которой буква «н» заменена буквой «м».

Flexible polyhedron

In geometry, a flexible polyhedron is a polyhedral surface that allows continuous non-rigid deformations such that all faces remain rigid. The Cauchy rigidity theorem shows that in dimension 3 such a polyhedron cannot be convex (this is also true in higher dimensions).

The first examples of flexible polyhedra, now called Bricard’s octahedra, were discovered by Raoul Bricard (1897). They are self-intersecting surfaces isometric to an octahedron. The first example of a flexible non-self-intersecting surface in R3, the Connelly sphere, was discovered by Robert Connelly (1977).

In the late 1970s Connelly and D. Sullivan formulated the bellows conjecture stating that the volume of a flexible polyhedron is invariant under flexing. This conjecture was proved for polyhedra homeomorphic to a sphere by I. Kh. Sabitov (1995) using elimination theory, and then proved for general orientable 2-dimensional polyhedral surfaces by Robert Connelly, I. Sabitov, and Anke Walz (1997).

Connelly conjectured that the Dehn invariant of a flexible polyhedron is invariant under flexing. This is known as the strong bellows conjecture. Preservation of the Dehn invariant is known to be equivalent to scissors congruence of the enclosed region under flexing. The special case of mean curvature has been proved by Ralph Alexander.

Flexible 4-polytopes in 4-dimensional Euclidean space and 3-dimensional hyperbolic space were studied by Hellmuth Stachel. In November 2009 it was not known whether flexible polytopes exist in Euclidean space of dimension





n






5




{\displaystyle n\geq 5}


.

Anton Schneider (Baubiologe)

Anton Schneider (* 23. Februar 1931 in Istergiesel; † 7. Juli 2015 in Neubeuern) war ein deutscher Baubiologe und Wegbereiter der baubiologischen Bewegung, Gründer und Leiter des Instituts für Baubiologie + Nachhaltigkeit IBN (bis 2010) und Professor für Holzbiologie, Holzphysik, Werkstoffprüfung, Marktforschung und Baubiologie an der Hochschule Rosenheim.

Anton Schneider wurde am 23. Februar 1931 in Istergiesel/Fulda als Sohn von Maria und Amand Schneider auf dem elterlichen Bauernhof geboren. Nach dem Abitur im Stein-Realgymnasium in Fulda studierte er in Hamburg Holz- und Forstwirtschaft. Von 1960 bis 1967 war er Assistent und Doktorand bei Mantel an der Universität Freiburg. 1967 wurde er Professor an der Hochschule Rosenheim und lehrte dort bis 1982 die Fächer Holzbiologie, Holzphysik, Werkstoffprüfung, Marktforschung und erstmals weltweit Baubiologie. Parallel zur Hochschularbeit war er von 1968 bis 1976 Leiter der „Arbeitsgruppe Gesundes Bauen + Wohnen“. 1976 gründete er das Institut für Baubiologie (IB) in Rosenheim, 1983 das Institut für Baubiologie + Ökologie Neubeuern IBN, Vorläufer des heutigen Instituts für Baubiologie + Nachhaltigkeit IBN in Rosenheim (seit 2014).

Schneider war Mitglied im Beirat des firmenkritischen Netzwerks Coordination gegen BAYER-Gefahren (CBG).

Anton Schneider gilt als einer der wichtigsten Pioniere der Baubiologie. Sein besonderes Anliegen galt dem gesunden Bauen, Wohnen und Siedeln, einer ganzheitlich orientierten Integration von Mensch-Natur-Architektur.

Seine Forschungen und seine Bildungs- und Öffentlichkeitsarbeit in Form von Vorträgen, Seminaren, Tagungen, Fachartikeln und -büchern, der Zeitschrift Wohnung + Gesundheit (seit 1979) und vor allem dem Fernlehrgang Baubiologie (seit 1977 im In- und Ausland) waren entscheidende Grundlagen für die Entwicklung der Baubiologie. Entstanden sind zahlreiche Neubauten und Sanierungen nach baubiologischen Kriterien sowie ökosoziale Gemeinschaftsprojekte. Zudem wurden auf dieser Basis im In- und Ausland viele Partner-Institutionen gegründet.

1980 initiierte Anton Schneider die Gründung von „Autorisierten Beratungsstellen des Instituts für Baubiologie“ mit zunächst 11 ausgebildeten Baubiologen. Heute gibt es über 100 vom Institut für Baubiologie + Nachhaltigkeit zertifizierte „Baubiologische Beratungsstellen IBN“ im In- und Ausland.

Ebenso 1980 veröffentlichte er zusammen mit baubiologischen Wegbegleitern die „25 Grundregeln der Baubiologie“, bis heute eine vielfach anerkannte Basis für baubiologische Beratungen, Planungen und Ausführungen.

Seine jahrzehntelange Arbeit war zudem Grundlage für die Entwicklung vieler baubiologisch empfehlenswerter Baustoffe, Bauteile, Bauweisen und Oberflächenbehandlungsmittel auf pflanzlicher oder mineralischer Basis sowie für den „Standard der Baubiologischen Messtechnik“ (SBM). Dieser Standard ist Grundlage für baubiologische Haus-, Wohnungs-, Arbeitsplatz- und Grundstücksuntersuchungen. Gemessen und bewertet werden u. a. Luftschadstoffe, Raumklima, Pilze, Bakterien, Allergene, Felder, Wellen und Strahlung.

Anton Schneider legte bei seiner gesamten Arbeit stets großen Wert auf die Beachtung wissenschaftlicher Kriterien und Studien.

Jacques I. (Monaco)

Jacques I., mit vollem Namen Jacques François Léonor Goyon de Matignon (* 21. November 1689; † 23. April 1751) regierte in den Jahren 1731–1733 als Fürst von Monaco.

Jacques war der Sohn von Jacques III. Goyon de Matignon, Graf von Thorigny, und seiner Ehefrau Charlotte Goyon de Matignon, Tochter seines Bruders.

Damit entstammte Jacques normannischem Adel (Matignon liegt unweit von Saint-Malo), wobei die Herren von Matignon, wie die übrigen französischen Adligen auch, sich dem absolutistischen System des Sonnenkönigs Ludwig XIV. fügen mussten. In dieser Lage traf es sich für die Herren von Matignon gut, dass am entgegengesetzten Ende Frankreichs Antoine I., der Fürst von Monaco, seine Erbprinzessin Louise-Hippolyte verehelichen wollte. Dem 24-jährigen Jacques bot sich damit die Aussicht auf die Herrschaft über ein souveränes Fürstentum, zugleich sah die französische Krone hier eine Gelegenheit, den eigenen Einfluss auf Monaco auszudehnen, das noch im 17. Jahrhundert weitgehend von Spanien abhängig gewesen war.

Jacques heiratete am 20. Oktober 1715 die monegassische Erbprinzessin Louise-Hippolyte, gut 7 Wochen nach dem Tod Ludwigs XIV., dem dessen Urenkel, der 5-jährige Ludwig XV., auf dem Thron gefolgt war, dessen erste Amtshandlung die Mitunterzeichnung des Ehevertrags zwischen Jacques und Louise Hippolyta war. Jacques und Louise hatten insgesamt 8 Kinder, darunter:

Das Paar hielt sich, während Antoine I. in Monaco regierte, in Paris auf, wo Jacques das Hôtel Matignon (heute Sitz des französischen Premierministers), dessen Bau 1722 vom Maréchal von Montmorency bei dem Architekten Jean de Courtonne in Auftrag gegeben worden war, von diesem käuflich erwarb und nach seinem Geschlecht benennen ließ.

Am 20. Februar 1731 starb Fürst Antoine I., seine Tochter Louise Hippolyta reiste am 4. April 1731 nach Monaco, wo sie ihr Erbe antrat und begeistert empfangen wurde. Ihr Mann dagegen, der nachfolgte, war als Landfremder wenig beliebt. Louise Hippolyta starb bereits am 29. Dezember desselben Jahres an den Pocken, woraufhin sich Jacques mit heftigem Widerstand in der Bevölkerung Monacos konfrontiert sah, sodass er schließlich nachgeben musste und im Mai 1732 seinem Schwager Antoine Grimaldi die Herrschaft überließ (die offizielle Abdankung datiert allerdings erst auf den 7. November 1733), während er selbst sich mit seinem Sohn Honoré an den Versailler Hof bzw. in sein Pariser Palais zurückzog, wo er die letzten 18 Jahre seines Lebens verbrachte.

Burton Closes

Burton Closes is a 19th-century country house, now in use as a residential nursing home, situated at Haddon Road, Bakewell, Derbyshire. It is a Grade II* listed building.

The house was newly built in 1848 for John Allcard, a wealthy Quaker banker and stockbroker of Derby. It was originally built as a modest two bedroomed house, to a design by architect Joseph Paxton with interiors by Augustus Pugin and intended as a summer retreat. It was much extended by T D Barry and E W Pugin in 1856 for Allcard’s son William, a railway engineer, best known for his 1830 work on the Sankey Viaduct, Warrington, Cheshire, where he was mayor in 1848 and 1851.

The Allcard family fortunes were much reduced by a financial downturn in 1866 and in 1871 William Henry Allcard, a barrister, sold the estate.

Further improvements and extensions were made in 1888 by J B Mitchell Withers for the purchaser Smith Taylor-Whithead, who was High Sheriff of Derbyshire in 1894.

Coordinates:

Oyster cracker

Oyster crackers are small, salted crackers, typically rounds about 0.59 in (15 mm) in diameter, although a slightly smaller hexagonal variety is also prevalent. They are often served with oyster stew, but oyster crackers do not contain oysters. They are similar in ingredients and flavor to saltine crackers.

Oyster crackers are popular in the northeastern United States, where they are served as an accompaniment to soup, and in the Cincinnati area, where they are frequently served with the city’s distinctive chili. In New England, oyster crackers are served in oyster stew and chowders. Additionally, plain oyster crackers are sometimes seasoned with spices.They usually have a taste similar to saltine crackers, but far less salty. In other areas of the United States, they are among the choices for crackers with soup. They are often available in single serving packages for restaurant use.

Many different companies produce oyster crackers with different combinations of shortenings and other ingredients, but retaining the same general shape and size.

The origin of the term „oyster cracker“ is unclear, but it may be that they were originally served with oyster stew or clam chowder or merely that they look like an oyster in its shell. According to the web site of the still-extant bakery discussed below, the crackers were so named because they were commonly served with oyster stew and other oyster dishes (at least on their early packages).[citation needed] Other names include „water cracker,“ „Philadelphia cracker,“ and „Trenton cracker“.

The Westminster Cracker Company of Rutland, Vermont, has been making oyster crackers since 1828. But Adam Exton is credited for inventing the oyster cracker.

Adam Exton, a baker in Trenton, New Jersey, emigrated to America from Lancashire, England, in 1842. In Trenton, Exton opened a cake and cracker bakery with his brother-in-law, Richard Aspden, in 1846. Although Aspden died the following year, Exton continued with the bakery (the „Exton Cracker Bakery“ or „Adam Exton & Co.“). He invented a machine that rolled and docked pastry and solved the sanitary problems of hand-rolling crackers.

The history of the oyster cracker was related by Exton’s nephew, also named Adam Exton, in the Trenton Evening Times Newspaper on May 31, 1917:

Even a cracker has a history. The past, present and future of the little disc of baked dough with „Exton“ stamped across the face of it was discussed by Rotarian Adam Exton, of the Exton Cracker Company, at the weekly meeting of Trenton Rotary Club held this afternoon at Hildebrecht’s… Manufacture of the Exton oyster cracker was started in Trenton, in the same location now occupied by the company’s factory of Center Street, in 1877. Adam Exton, uncle of the speaker, was the originator of the oyster cracker. At the outset the factory had an output of 100 pounds of crackers a day, 36 of them to a pound, making a daily capacity of 3,600 crackers.

Nokia 3210

The Nokia 3210 is a GSM cellular phone, announced by Nokia on March 18, 1999. With 160 million units sold, the 3210 is one of the most popular and successful phones in history.

The Nokia 3210 has a total weight of 153g. The handset measures 123.8mm x 50.5mm x 16.7mm (min), 22.5mm (max) and features customizable fascias which clip on. It was the first mass market phone with an internal antenna, after the feature had been introduced by Nokia on the luxury phone 8810 in 1998. The 3210 was designed by Alastair Curtis in Nokia’s Los Angeles Design Center.

A combination of cutting-edge features such as internal antennas and T9 ensured the 3210 huge commercial success. The 3210 can also attribute much of its success to an advertising campaign aimed predominantly at young people, a first in the mobile phone industry. The inclusion of 3 games, changeable covers, an internal antenna, customisable ringtones and competitive prices led to the handset’s huge popularity with those aged 15–25. It was also thinner than previous Nokia models.

Rosa Lund

Rosa Lund (født 4. desember 1986 i Nørrebro i København) er en dansk politiker og tidligere folketingsmedlem for Enhedslisten. Hun har studert statsvitenskap ved Københavns Universitet og har arbeidet i en daginstitusjon.

Lund ble politisk engasjert alt i skolen, og i gymnastiden var hun aktiv i Danske Gymnasieelevers Sammenslutning. Der var hun formann fra 2006 til 2007.

Samtidig var hun talsperson for initiativet Velfærd til alle, som kjempet mot innsparinger i utdannings- og kommunesektoren.

Hun ble medlem av Enhedslisten i 2005. Hun ble også med i Socialistisk UngdomsFront, der hun satt i ledelsen fra 2008 til 2010.

Lund ble valgt inn i Folketinget for Enhedslisten i Københavns Storkreds i 2011. Hun ble ikke gjenvalgt i 2015.

Stine Brix · Pelle Dragsted · Eva Flyvholm · Maria Gjerding · Henning Hyllested · Christian Juhl · Rune Lund  · Søren Egge Rasmussen  · Johanne Schmidt-Nielsen · Pernille Skipper · Jakob Sølvhøj · Søren Søndergaard · Finn Sørensen · Nikolaj Villumsen

Asmaa Abdol-Hamid · Keld Albrechtsen · Bent Hindrup Andersen · Jørgen Arbo-Bæhr · Line Barfod · Majbrit Berlau · Per Bregengaard · Per Clausen · Lars Dohn · Signe Færch · Jette Gottlieb · Michael Bjørn Hansen · Poul-Henrik Jensen · Bruno Jerup · Peter Kvist Jørgensen · Morten Kabell · Rina Ronja Kari · Søren Kolstrup · Ole Krarup · Rosa Lund · Per Berga Rasmussen · Pia Raug · Ebbe Kløvedal Reich · Anna Rytter · Gunna Starck · Mikkel Warming · Arne Würgler · Frank Aaen